Спектакль «Герой нашего времени» поставили в иркутском ТЮЗе

15.03.19

Роман Михаила Лермонтова «Герой нашего времени» поставили в иркутском ТЮЗе, премьера завтра. Московский режиссер решил показать другого Печорина, совсем не такого, какого все мы знаем из школьной программы. Почему первый в русской литературе лирико-психологический роман трудно поставить на сцене, а главный его персонаж до сих пор — герой нашего времени?

 

Григорий Александрович Печорин — образ в русской литературе, о котором до сих пор спорят. Одни критики называли его подлым и надменным, другие — личностью неординарной. На сцене ТЮЗа зритель вместе с героем проходит путь от того, кто способен любить и отдать жизнь за дорогого человека до равнодушного циника и даже подлеца, которого преследует скука. Но почему он стал таким? В этом и разбирается артист Сергей Павлов. И приходит к выводу, что Печорин — единственный во всем романе говорит правду. В лицо трусу, лжецу или мошеннику. Оттого и не находит ни в ком любви. Оттого и скучает, куда бы ни бежал. И ставит эксперименты над чужими судьбами.

 

Сергей ПАВЛОВ, АРТИСТ ИРКУТСКОГО ТЕАТРА ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ им. А. ВАМПИЛОВА:

Люди все бегают от этой правды, убегают, от себя убегают! А он взял вот так вот и вывернул: вот, ребятки, вот так вот она, жизнь-то! Ему скучно! Он говорит: из жизненной бури я вынес только несколько идей, но ни одного чувства. Потому что все ложно, ложь везде, лицемерие и тщеславие, снобизм неимоверный, везде и всюду в нас, только боимся мы в этом признаться, боимся покопаться внутри вот червячком этим.

 

Московский режиссер Иван Колдаре отмечает сложность спектакля: перенести классический роман на сцену оказалось совсем непросто. Он тоже не видит в Печорине подлеца. Внешне презрительный и даже злой, лермонтовский «Герой нашего времени» — глубокий мыслитель, который бежит, но от себя убежать не может.

 

Иван КОЛДАРЕ, РЕЖИССЕР СПЕКТАКЛЯ:

Журнал Печорина — это же самоистязание над собой. Вот когда самоанализ и рефлексия превращается в самобичевание,  то оно становится нездоровым. Большая сложность была перевести прекрасный литературный текст в сценическое действие. Это вообще, может быть, до конца неподъемная задача, потому что все-таки там очень важен его язык, а в театре важно действие. Поэтому некоторые главы просто не получилось перевести в сценическое.

 

Поэтому глав «Тамань» и «Фаталист» в спектакле нет. Зато есть неожиданные приемы, «не по лермонтову». Например, то, что по оригинальному тексту Печорин говорит обманутой княжне Мэри, в спектакле он кричит всем, кому сделал больно: «Вы видите, я играл перед вами самую жалкую, самую гадкую роль. Вы должны меня презирать, вы все должны меня презирать!»

No Comments so far

Jump into a conversation

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Your data will be safe!Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person.